Joomla ServiceBest Web HostingWeb Hosting

Članovi : 16154
Sadržaj : 8312
Broj pregleda : 5297803
Ko je na sajtu?
Imamo 130 gosta na mreži

МЫ ВСТУПАЕМ В ФАЗУ ГЛОБАЛЬНОЙ ДЕСТАБИЛИЗАЦИИ


03.01.2013. / pee-Академедиасрбијa

АЛЕКСАНДР ДУГИН, один из ведущих российских и мировых геополитических мыслителей, говорит для Геополитики

Я думаю, что единственное спасение для Сербии – это интеграция в Евразийский союз и решение косовской проблемы с опорой на российское ядерное оружие .. Уважаемый Александр Гельевич, просим Вас для читателей сербского журнала „Геополитика“ объяснить подоплеку последних переворотов и войн на Ближнем Востоке, обозначаемых в мировых СМИ названием „арабская весна“. Как Вы, в рамках этого, оцениваете мятеж в Сирии, и насколько, не только для этой страны, но и для региона и всего мира, считаете важным сохранение государственных структур президента Башара аль-Асада? 

- Арабская весна не имеет отношения к интересам самого арабского мира. Арабская весна – это манипуляция американских стратегов по изменению баланса сил на Ближнем Востоке. Целью арабской весны является поддержать то, что в современной геополитике называют региональным субимпериализмом, то есть союзников США которые, тем не менее, исходят из других теоретических предпосылок. Такими субимпериалистическими державами на Ближнем Востоке являются Катар, Саудовская Аравия среди арабских стран, и Турция. Эти страны выступают посредниками проведения операций, направленных в интересах США. В ходе этих операций были осуществлены перевороты в Тунисе, в Египте, где к власти пришли коалиционные группировки, ориентирующиеся либо непосредственно на США, это так называемые демократы, либо на Саудовскую Аравию и Катар, т.е. на их геополитические системы. В Ливии, когда ситуация стала более сложной, и ливийский народ не захотел напрямую включаться в этот процесс, были применены Западом меры интервенции военной, когда, в нарушение всех договоров, по сути дела представители НАТО, США и европейских стран (в частности Франция), участвовали в военном конфликте на стороне ваххабитов и исламских фундаменталистов. В интернете можно найти важную фотографию, где изображен Бернар-Анри Леви, советник Саркози, выдающий себя за философа, активный сионист, сторонник Израиля, вместе с Кристофером Стивенсом, который будет потом убит в Бенгази, как представитель США, посол США. На этой фотографии находится и Сэм Баджил (Накула Басел), продюсер скандального фильма «Невинность мусульман». Мы видим как на одной стороне находятся сионисты, руководители ЦРУ американского и радикальные исламофобы. Вот они-то как раз и являются источником планирования и осуществления арабской весны, которое не имеет никакого отношения к интересам самих арабов. Арабами просто манипулируют для того, чтобы создать ситуацию управляемого хаоса. Манипулируют извне, манипулируют и непосредственно с помощью западных сетей влияния, и с помощью их субимпериалистских союзников на Ближнем Востоке. Когда в Бахрейне шиитское большинство пытается на волне арабской весны настоять на своем, тогда все эти силы бросаются против подавляющего большинства в Бахрейне. Оказывается, дело в арабской весне отнюдь не в демократии, а в геополитике: Запад хочет создать свои режимы лояльные самим себе, саудовцам, катаровцам и ваххабитам, а также туркам; создать свои плацдармы для нападения на Иран, на шиитскую дугу, куда входят Иран, Ирак, который сейчас в значительной степени переходит просто под прямой контроль Ирана, по мере того как уходят оттуда американские войска. Значит, шиитская дуга включает в себя Иран, Ирак, Сирию, Хэзболлу в Ливане, а также Бахрейн. Все эти страны следуют антиамериканской линии, не играют в американские игры, и противостоят американскому империализму в исламском мире. Поэтому эти силы являются объектом ненависти Запада, и все арабские революции направлены против Ирана, против Сирии, против шиитской дуги, а также против России, которая поддерживает в данном случае антиимпериалистическую, антиамериканскую политику на Ближнем Востоке. Поэтому здесь существует самое фундаментальное геополитическое разделение: с одной стороны – сторонники многополярного мира в лице Росии, Китая и других больших держав, и шиитские страны, шиитские общества на Ближнем Востоке, которые противостоят американской сионистской экспансии. С другой стороны – сторонники однополярного мира; это США и различные их субимпериалистские державы: Израиль с одной стороны, Саудовская Аравия и Катар – ваххабитские и радикально салафитские исламские силы с другой, и с третьей стороны Турция. В Турции Реджеп Эрдоган, после того как его противники были огульно оклеветаны и брошены в тюрьму, заново вернулся на атлантистскую позицию. Конечно, если делать параллели, история с Сербией точно такая же: потому что Сербия выступает на стороне многополярного мира, она союзник России. Против Сербии были брошены те же самые силы, которые сейчас воюют против Ирана, Сирии, и занимаются дестабилизацией Ближнего Востока. Одна и та же игра, одни и те же участники. Так вот, последнее что касается Сирии, в ответе на этот вопрос, то Сирия – это последний бастион. Если падет режим Башара Асада под ударами американцев и их салафитских (ваххабитских) лакеев, то будет выход открыт на Иран, а это означает удар и по России. Это означает войну, войну с Ираном. Также, ваххабиты, которые созданы теми же самыми группами в самой России, ждут развязки сирийской трагедии. Как только падет режим Асада, и если ваххабиты захватят Дамаск, то к восстанию следует готовиться в самой России. В Дагестане уже очень сильны эти настроения с теми же самими абсолютно задачами: дестабилизация конкурирующего с Америкой в региональном масштабе российского государства, и дестабилизация ситуации в Иране и в России. Поэтому на самом деле те же самые американская, саудовская и катарская агентуры действуют на территории Российской Федерации, и готовят удар Москве и Путину в спину.

Кризис Запада (ЕС и Америки) налицо, так как производство и реальная экономика переведены на Восток. Каким будет ответ Запада на процесс спада собственного могущества? Прибегнут ли глобалистические планировщики к какой-то долгосрочной стратегии или к какому-то радикальному решению, скажем, спровоцировать конфликт планетарных масштабов? 

- Я абсолютно убежден, что кризис Запада налицо, но Запад не просто переместил центр экономического индустриального роста в третий мир и в Азию или в Латинскую Америку. Запад продолжает контролировать с помощью контроля над финансовой системой все процессы, которые происходят в мире. Поэтому на самом деле Запад зависит только от успеха однополярной глобализации. Если Америка и Запад в целом сохранят контроль над тем, чтобы задавать правила игры в экономике (не само производство, не сами мощности индустриальные, а правила, особенно в финансовой сфере), то есть финансовый капитализм, глобальную финансовую олигархическую модель, то независимо от того, где будут находиться производства, именно Запад будет контролировать все процессы в экономике. Поскольку именно Запад печатет резервную мировую валюту, все экономики привязаны к доллару, поэтому фактически весь мир работает на США и спонсирует США. Таким образом, кризис – это кризис финансового капитализма в целом, и он не решается путем технического изменения проблем в ту или иную сторону. Это – кризис цивилизации, это – кризис материалистической атеистической культуры, это – кризис пути Запада к либерализму и индивидуализму, и так называемой свободе, которые на самом деле привели к новым формам тоталитаризма, извращения и диктатуры. Поэтому на самом деле мы переживаем фундаментальнейший кризис; этот кризис – не технический сбой, этот кризис, по сути дела, это – итог пути Запада за последние триста лет, когда Запад отошел от христианства, от своей религии, и встал на путь технической модернизации окончательно. Поэтому сейчас мы подходим к самому страшному, самому завершающему аккорду этого пути. Соответственно, экономический кризис и проблемы, которые испытывает Запад, и Европа, в управлении – это не просто технический сбой, это – коллапс. И многие там на самом деле, хотя и делают вид, что все нормально, что ничто не происходит – это понимают. Поэтому никакого мягкого выхода из этой ситуации быть не может. Я абсолютно убежден, что Америка ведет дело к третьей мировой войне, к настоящей, полноценной, всемирной войне. Поэтому, приводя радикальные исламские режимы к власти, Америка сама создает предлог для дальнейшего вторжения, интервенции в эти страны. И это очень хорошо понимают сами многие мусульмане и арабы, которые видят как ими манипулируют, как сознательно создают пугало врагов человечества из них же самих, а после этого они будут их уничтожать, объясняя необходимостью предотвращения этой человеконенавистнической идеологии, которую сами американцы и поддерживают сейчас. Они будут обосновывать геноцид будущий мусульманских народов, причем тех, которые к этому никакого отношения не имеют. Соответственно, идет финальная схватка. Задача Америки, конечно, дестабилизировать глобально системы политические, лишить государства суверенитета – на это направлены как раз события арабской весны; все суверенные государства должны быть демонтированы, и перейти под контроль либо провокационных экстремистских сил, которые просто своим существованием обеспечат возможность вторжения туда в любой момент. Например, режим талибов в Афганистане, который тоже привели к власти сами американцы через своих пакистанских субимпериалистических союзников. И эта цель соответствует дестабилизации других стран, и в первую очередь Китая. Поэтому, идет борьба между глобализмом США и теми, кто сейчас, наоборот, пытается сохранить суверенитет такой и свои генеральные позиции, то есть сторонников многополярного мира. Есть два лагеря: сторонники однополярного, западного мира, западной гегемонии, империализма, финансового капитализма, который хочет спасти себя любой ценой, в том числе и ценой третьей мировой войны и фактически уничтожения значительной части человечества. Это – наиболее вероятный сценарий; мне кажется, мы его не сможем миновать, хотя надо сделать все возможное для того, чтобы сторонники многополярного мира совершили гармоничную развязку этого фундаментального, абсолютного, беспрецедентного финального кризиса. Для этого надо сплотиться, для этого надо думать, работать, но все пронизано западными сетями влияния – в России, в исламском мире, в Европе, также в Иране есть пятая колонна; есть она, конечно же, и в Сербии – предатели западников и атлантистов. Это отягчает возможность наших маневров. Человечество обреченно двигается в бездну, куда его тащат представители глобальной уже и мировой элиты; это уже не просто США как отдельная страна – это представители финансового глобального капитала, мировой финансовой олигархии, которая по сути представляет собой сегодня мировое правительство, игнорирующее любые законы демократии. Мы видим это, например, в Греции. В Греции уже просто введено абсолютно прямое внешнее управление, совершенно не имеющее к демократии никакое отношение, которое распоряжается этой страной по своему усмотрению, якобы для того, чтобы спасти от кризиса, который сами же представители этой финансовой олигархии в Греции и создали. И так будет везде, то есть идет десуверенизация. Мы имеем дело с оккупацией практически в мировом масштабе, оккупацией суверенных государств мировым правительством и его средствами влияния. Я думаю, что самое время объявить мировому правительству войну. Это единственный способ отложить или даже избежать третьей мировой войны: либо мы наносим удар по американцам и их сетям которые ведут к этому делу, либо мы будем убивать друг друга. 

В Сербии за последнее десятилетие с большим удовольствием следят за процессом государственного и экономического восстановления России. С другой стороны, необходимо отметить и тот факт, что национальные круги в Сербии с озабоченностью следят за протестами „оппозиции“ в России, а также за процессом подорвания авторитета и ценностей русского государства и цивилизации со стороны СМИ. Озабоченность происходит из того, что мы в Сербии имеем богатый опыт по проведению в жизнь всяческих западных методов оранжевых революций. Как Вы оцениваете настоящую травлю со стороны СМИ на Церковь, президента Путина? 

- Да, Вы совершенно правы: это – очень опасная тенденция. Эти люди не представляют нашего населения, но это очень, очень активное, подпитываемое Западом, США, ЦРУ, американским государственным департаментом, а также европейскими субимпериалистскими структурами, подпитываемое меньшинство. Оно состоит в основном из людей, либо этнически нерусских, а таких очень много в многонациональной России, либо полностью ориентированных на Запад, и они представляют собой пятую колонну, которая стремится нанести удар по самым основным силовым углам русской государственности. Это – православие, это – наша идентичность историческая, это – суверенное государство, государственность, которая держит сложное общество в единстве и обеспечивает территориальную целостность России. Это – лично президент Путин, который проводит политику независимую от влияния США. Поэтому история с группой „Пусси Райот“, история с оранжевой революцией – все это дело рук пятой колонны, цээрушных агентов влияния, либералов, а также очень мощного израильского лобби, которое по-разному относилось к российской государственности. Были попытки сближения израильтян с Россией, точно также как и с Турцией в последние годы, но произошло окончательное равнение Израиля на США. Вот „Эхо Москвы“, которое представляет собой просто штаб такой действующей организации, это радио-станция, в которой находится идейный штаб по ниспровержению российской государственности. Поразительно, что в окружении премьер-министра Медведева очень много людей либеральной, прозападной, проамериканской ориентации, принадлежащих к тому же американо-израильскому лобби внутри России. Это чрезвычайно опасно, поскольку они держат в руках ключевые, наиболее чувствительные центры управления общественными процессами. И несмотря на то, что Путин проводит политику укрепления суверенитета России, представители этих прозападных, ультралиберальных кругов мобилизуют население, создают атмосферу психологической травли людей, которые выступают за православие, за патриотические ценности, за самобытность России, подвергают их остракизму, и ведут дело к цветной революции. Сейчас эта революция захлебнулась: на самом деле борьбу за улицу, за социальные слои Путин выиграл. Но тем не менее это очень опасная ситуация, потому что наше общество буквально пронизано пятой колонной. И вы, сербы, знаете как много может сделать предатель, когда народ проливает свою кровь, общество стоит стеной и горой за свои интересы, группа предателей, которые поддались на увещевания Запада, или просто были куплены, способны нанести подлый удар в спину. Все это возможно и сейчас в России, поэтому несмотря на то, что тенденции после возвращения Путина очень хорошие – вот, был создан Изборский клуб, который объединяет консервативно-патриотических интеллектуалов, политиков, общественных деятелей и левой и правой ориентации, независимо от идеологии, которые сплотились сейчас для того, чтобы просто спасти страну перед лицом внешней и внутренней агрессии. Внутреней агрессии со стороны пятой колонны, из-за чего я думаю что есть очень большая опасность до сих пор. 

Итак, на одной стороне находится большая часть российской элиты, прозападно и атлантистски направленной, влиятельной в обществе и СМИ, а с другой стороны – патриотический блок, который составляют в основном президент Путин и большинство народа... Можете ли нам более подробно объяснисть то сложное окружение и обстановку, в которых находится президент Путин? Каким образом следует поощрить взаимопонимание и взаимодействие между русской национальной и экономической элитой и президентом Путиным, и между ними же и русским народом?

- В общем, правильная оценка, и я так думаю. Я считаю, что Путин одинок, он опирается на общество в целом, но, прозападная, проамериканская элита, пятая колонна блокирует возможность выхода Путина на широкие народные массы. Русской национальной элиты практически нет, потому, что последних двадцать лет вся практически элита поголовно, кроме, может быть, некоторых силовиков, и некоторых очень таких отдельных личностей, практически была под влиянием западных либеральных кругов. У нас абсолютно либеральное правительство, у нас либеральные СМИ, у нас либеральное образование, и в них практически существовало внешнее управление, и существует до сих пор. Вся российская элита, если говорить с определенной степенью приближения, прозападная, и она вся противостоит Путину, или по крайней мере не заинтересована в том, чтобы его опора на народ стала стабильной и серьезной. Эта элита русаковская, эта элита ненавидит русскую историю, и она готова продать страну целиком и по частям. Поэтому, она уже принималась это делать при Ельцыне в 90-е годы, и сейчас продолжает. Путин одинок, и опоры на народ он найти до конца не может. Может быть, это получится через какое-то время, но он изолирован от элиты. Так часто бывало в русской истории, когда царь или вождь был окружен предателями, подонками, сетями влияния, агентурой, пятой колонной и шпионами. Но, он прорваться к России пока не может. Общество тем самым возлагает беззаконие, которое творят элиты – коррупция, воровство, цинизм, хищения – все возлагает на Путина. Тем самым элиты дискредитируют Путина своим поведением – с одной стороны, а с другой стороны – не дают ему возможности выйти на широкие народные массы и опереться на них. Они блокируют все. Поэтому ситуация очень трагична. 

Александр Гельевич, нам хотелось бы воспользоваться случаем и похвалить одно из Ваших стратегических провидений – евразийство. Мы видим, что Ваши идеи про Евразию, продвинутые Вами два десятилетия тому назад, сейчас как бы воплощаются в действительность. Тут имеем в виду идею создания Евразийского союза, о которой говорил и президент РФ Владимир Путин. Считаете ли Вы, что Сербия тоже должна стать членом Евразийского союза, учитывая тот факт, что Сербия относительно России в географическом смысле находится на западе?

- Я во-первых благодарю Вас за это замечание, посколько сербы познакомились с евразийскими идеями наверное первыми в Европе, первыми перевели мои книги, или по крайней мере одними из первых. Я всегда очень любил сербский народ и всегда считал, что Сербия и Россия это – два государства, две культуры, объединенные общей судьбой. В этом отношении для сербов-то как раз не секрет откуда к Путину пришли идеи евразийства – это действительно работа моя, моих единомышленников евразийцев. Сейчас это не просто слова, это – реальность создания Евразийского союза: работает Таможенный союз! Я думаю, что Сербия безусловно должна вступить в Евразийский союз, должна стать членом Таможенного союза, войти в ОДКБ, и только так Сербия сможет отстоять свой суверенитет, независимость, бурно и активно развиваться. Это не будет противоречить ориентации на Европу. Во-первых, и из России сейчас свободно можно выехать, свободно можно торговать, а экономические отношения России с Европой намного больше чем у разных стран, которые являются членами Европы, например, из Восточной Европы. Поэтому те, кто боятся, что вхождение в Евразийский союз отдалит сербов от Европы, должны знать – это ложь, это пропаганда наших врагов. Это приблизит сербов к Европе, только с достоинством позволит сохранить и суверенитет. И на самом деле Россия не признает Косово – это тоже очень важно. В России считают, что Косово – это Сербия. И если у России есть ядерное оружие, то это признание – не пустые слова. 

Исторический опыт подсказывает нам быть осторожными. Грозит ли опасность того, что русский народ в рамках нового наднационального сообщества, наподобие Евразийского союза, снова потеряет свою духовную и национальную идентичность, как это было во времена СССР? Игорь Панарин предлагает, чтобы центральной идеей Евразийского союза стало православие.

- Я думаю, что есть такие опасения, но если Россия не объединит Евразийский союз, то в одиночку от давления Запада она не выдержит – вот в чем дело. Если мы не укрепим свои позиции на постсоветском пространстве, не сможем его интегрировать экономически и военно-стратегически, то России нет шансов выдержать самостоятельно противостояние с Западом. Мы просто рухнем, поэтому у нас нет иного выхода. Это рискованно, и я считаю, что забота об укреплении идентичности русского народа – это первоочередная задача, в том числе и православной идентичности как базовой и осевой. Но если мы попытаемся предложить православие всем странам, входящим в Евразийский союз, то мы наткнемся на очень мощное сопротивление, ибо там есть исламские страны: Казахстан, Узбекистан, Киргизия, Таджикистан. Мы не можем ими пренебрегать. Поэтому я думаю, что надо действовать параллельно, создавая Евразийский союз на уровне экономико-стратегическом, а работать внутри России и с русским населением по укреплению православной идентичности, но не заявлять об этом открыто, и не говорить об этом как официальной и главной идее. Это просто создаст проблемы, которые мы никогда не решим.

Нам известно, что Вы пытаете глубокое уважение к исламу. Рядовому человеку, принадлежащему, условно говоря, к европейской или, в более широком смысле, мировой цивилизации, трудно понять и воспринять действия радикальных исламистов, взрывающих либо самих себя, либо неповинных учеников какой-нибудь школы, либо случайных пассажиров какого-нибудь метро или поезда... Является ли это подлинным исламом или одним из его течений, салафистским, выхоленным западными спецслужбами, начиная с Афганистана вплоть до настоящего времени? Мы задаем Вам этот вопрос, так как наблюдается удивительное совпадение целей Аль Каиды и США во многих странах.

- Это совершенно правильное замечание. Бжезинский лично тренировал боевиков Аль Каиды в Афганистане, Бен Ладен был агентом ЦРУ (это известно), и салафизм, радикальный терористический ислам, является просто пятой колонной ЦРУ, Запада. Запад дискредитирует исламские ценности, работает против интересов мусульман, представляет мусульман как античеловеческих, бесчеловечных жестоких животных, и именно салафизм и ваххабизм представляет как такое радикальное, на самом деле карикатурное, представление об исламе. Поэтому, есть реальный ислам; это великая, древняя цивилизация, которая сегодня наиболее ярко представлена шиитскими, суфийскими кругами, традиционным исламом, и которая очень духовная. Он неоднозначен – там есть все; есть самые разнообразные типы обществ, самые разнообразные ценности. Ваххабиты же пытаются создать карикатуру реформированного ислама: ислама примитивного, ислама лишенного духовного, культурного, исторического измерения. И в этом отношении – это не ислам, просто, это – продолжение американского империализма. Мы не можем считать, например, что те или иные секты, которые прикрываются именем Христа, как например секта Муна, или Аум синрике, которые могут использовать имя Христа, что они христиане. Точно также, ваххабитские головорезы – это не мусульмане вообще, они к исламу просто имеют очень отдаленное отношение, также как сектанты к христианству. Поэтому я к исламской традиции отношусь с глубочайшим почтением и уважением. Особенно мне близка иранская философия, суфийская традиция.

В России настораживают убийства муфтий и исламских лидеров в Татарстане и Дагестане, имевшие место в прошлом году. Кто это сделал и как Вы смотрите на этот сложный вопрос?

- Это совершенно очевидная вещь. Точно также как чеченский конфликт был урегулирован после того когда часть тех чеченцев, которые сражались против России, осознали, что ваххабиты ведут их к бойне, к уничтожению, что они просто манипулируют, и что они уничтожают саму исламскую традицию, муфтий, суфийский лидер Ахмад Кадыров перешел на сторону России – это был принципиальный момент. В Дагестане недавно совсем убили двух муфтиев; один из них, Саид Чиркейский, был не просто представитель традиционного ислама, но был высочайшим духовным авторитетом, суфийским авторитетом, который проводил абсолютно здравую, правильную, глубокую духовную политику, очень осмысленную. А убрали его те, которые планируют в Дагестане повторить Кавкаскую войну, и они уже заведомо понимая значение традиционного ислама, суфийского ислама, убирают тех лидеров, которые могут пойти, и обязательно пошли бы, по линии Ахмада Кадырова, т.е. стать залогом победы России, и победы традиционной евразийской державы над врагом. 

Почему Россия не защитит их?

- Россия парализована в своей деятельности тем что наша элита полностью находится под контролем либералов. Вот даже о Путине формируется представление абсолютно ложное.

Александр Гельевич, как Вы оцениваете нынешнюю обстановку в Сербии, а также тот своеобразный политический, дипломатический и экономический нажим, постоянно к ней предпринимаемый со стороны Запада за последних более двадцати лет? Что Сербии необходимо сделать относительно Косово, в условиях серьезного нарушения ее экономического и политического суверенитета? 

- Я убежден, что, во-первых, правительство Николича – это уже сдвиг положительный, пусть и не самый лучший, но это – хороший ход. Я встречался с Николичем, у меня очень хорошее впечатление от него осталось; потом были разные события, я так тесно не слежу. Во всяком случае, он – патриот, он – серб, а не такой вот какие агенты влияния у нас подчас появляются; я думаю, что Николич хочет Сербии добра. Может он или нет этого сделать – я не знаю, это вам виднее. Я думаю, что единственное спасение для Сербии – это интеграция в Евразийский союз и решение косовской проблемы с опорой на российское ядерное оружие. 

Новое правительство и новый президент Томислав Николич проявили бóльшую готовность к сотрудничеству с Россией, но в экономической политике не сделан разрыв непрерывности, поддерживаются иностранные инвесторы, и многие считают, что слишком много уступков Западу делается по вопросу Косова и Метохии...

- Я думаю, что, может быть, речь идет все-таки о реализме, потому что я лично после возвращения однажды из Сербии, видя какая ситуация там могла сложиться еще по предыдущему мандату, этот вопрос доносил до руководства страны. Но я заметил вот что: что и со стороны России большого энтузиазма, по крайней мере в тот период, Сербия не вызвала. Не надо забывать, что Россия имеет крупные ограничения, и, может быть, частично политика сближения с Западом, или продолжения экономических отношений с Западом – это диктуется необходимостью, прагматической необходимостью, потому что Москва не готова полностью взять на себя сейчас ситуацию в Сербии. К этому она идет, к этому все ближе и ближе мы находимся, и в определенный момент... Поэтому я бы не стал делать радикальных выводов относительно Николича. Он – сербский патриот; может быть, не все он может, не все знает. Единственная проблема и в самой Москве, также как с интеграцией с Казахстаном, на которой давно настаивал президент Казахстана Назарбаев, и отношения с Белоруссией, с нашими ближайшими братьями. В этом отношении Сербии надо, мне кажется, лавировать сейчас, сближаться с Россией, но понимать, что не все и у нас так хорошо. Сейчас лучше становится, и Николич прекрасная фигура, оптимально подходит сейчас, он делает шаги в сторону России в рамках возможного. А что касается Косова и Метохии, тут надо давить снизу просто, требовать, есть разные (я смотрел также по интернету) сетевые общественные движения, которые жестко стоят на сербских интересах, надо просто давить. В конце концов, это вопрос общественной мобилизации. Если все общество сербское будет единодушно, то никакой правитель вообще, под страхом просто немедленного снятия не сможет проводить предательскую политику национальных интересов. А вообще, только Россия и сближение с Россией решит этот вопрос. Россия не признает Косову и Метохии никакой независимости, ничего, просто никаких албанских американских структур – это плевать русским. Россия – это ядерная страна, и если она возьмет под свою защиту Сербию, то ситуация будет решаться совершенно иначе; будут там не только западные блок-посты, будут российские, сербские. Будем работать, что делать, постепенно, только надо больше активности снизу.

 / Источник: „Геополитика“ № 59, январь 2013 года /



Podelite ovaj članak
Reddit! Del.icio.us! Mixx! Free and Open Source Software News Google! Live! Facebook! StumbleUpon! TwitThis Joomla Free PHP