Joomla ServiceBest Web HostingWeb Hosting

Članovi : 65260
Sadržaj : 8327
Broj pregleda : 6404741
Ko je na sajtu?
Imamo 55 gosta na mreži

РОССИЯ, ШЕШЕЛЬ И ГААГСКИЙ ТРИБУНАЛ: ПРАВДА ПРОТИВ СИЛЫ


22.01.2012 . / pee- Академедиасрбијa

Анна ФИЛИМОНОВА

На большой пресс-конференции в Москве 18 января 2012 г., подводя итоги 2011 года и определяя принципы и перспективы реализации российской внешней политики на 2012 год, министр иностранных дел России С.В.Лавров осветил две темы, относящиеся к Сербии, - Гаагский трибунал и процесс Воислава Шешеля. По первому вопросу российский министр иностранных дел заявил, что Россия давно уже выступает за закрытие Гаагского трибунала, поскольку он свои функции выполнил, причем «далеко небезупречно». Министр привел в пример то, «как в следственном изоляторе скончался Милошевич, бывший президент Югославии, несмотря на то что врачи и адвокаты просили судей обеспечить ему необходимое лечение, и мы все знаем те факты, что по отношению к многим обвиняемым, прежде всего, если не исключительно, к сербам, применяется неоправданно жесткий подход и порой необъяснимые следственные действия, которые затягиваются на бесконечный период, при всем при том, что к обвиняемым, которые представляют, скажем, бошняков, подход совершенно другой – их оправдывают, и, по нашим оценкам, в трибунале присутствует политическая предвзятость. Хотя та же Карла дель Понте, когда она перестала работать прокурором этого трибунала, стала более свободна в своих суждениях, и именно факты, приведенные ею, послужили поводом для того, чтобы швейцарец Дик Марти в качестве евродепутата инициировал расследование т.н. дела «Медикуса», которое – мы добьемся – чтобы оно было доведено до конца».

«Мы обращаем внимание СБ ООН, – говорит глава российской дипломатии, - когда Совет рассматривает доклады о деятельности МТБЮ, на положение обвиняемых, включая и положение Шешеля. Мы знаем, также и из контактов с сербской стороной, что он не жалуется на свое положение, он готов сам себя защищать и мы, в случае необходимости, будем готовы оказать содействие, исходя из договора с Сербией о правовой помощи» (1).

Тема вопиющего подрыва международной правовой системы, изощренного и издевательского нарушения прав человека в отношении лидера Сербской радикальной партии В.Шешеля со стороны Международного трибунала по бывшей Югославии неоднократно поднималась на сайте Фонда стратегической культуры. Перед нами – костяк новой правовой (точнее, антиправовой) системы, которая выстраивается в МТБЮ и уже навязывается и другим международным судебным институтам. «Правовое» наследие Гаагского трибунала, отработка расправы с национальными лидерами без преувеличения становится угрозой для международной безопасности, поскольку является инструментом реализации воли определенных наднациональных финансово-политических групп на глобальном уровне. Напомним ещё раз, как выглядят «узловые пункты» в процессе Шешеля (2):

1. Предъявленное ему обвинение надуманно и бездоказательно. Шешель не участвовал в войнах, не был руководителем государства или военным. Он возглавлял оппозиционную партию.

2. Трибуналу понадобилось пять лет, чтобы сфабриковать обвинение, найти ложных свидетелей и тех, кто согласится выступить на стороне обвинения. Планировалось привлечь к процессу 144 свидетеля, но смогли найти только 69 и нескольких экспертов. За эти годы проведено всего 42 заседания, большинство из которых были посвящены административным вопросам. В 2007 г. был выслушан 1 свидетель, в 2008 – 61, в 2009 – только 9. Из 69 свидетелей обвинения в 40 случаях доказано, что ими были даны ложные показания. Тринадцать свидетелей обвинения прямо в зале суда заявили, что дают показания под давлением прокуратуры. Эти свидетели сообщали об угрозах возбудить против них дела в случае отказа дать ложные показания против Шешеля, об угрозах расправы с их семьями, о психологическом терроре, многочасовых допросах без перерывов. Рассказали они и о прокурорских обещаниях в случае их согласия содействовать в изменении личности свидетелей, переправить их в США и другие страны Запада. В.Шешель подал встречные иски против судебного беспредела. Шешель также обвиняет Трибунал в несоблюдении разумных сроков судопроизводства. В свете этих фактов несколько раз выносившийся Воиславу Шешелю приговор Трибунала «за неуважение к суду» выглядит прямой местью.

3. Фактически Гаагский трибунал действует как «длинная рука» правительств и разведслужб США и Великобритании, которые с 1993 г. завербовали и внедрили большое число своих агентов и сотрудников в прокуратуру, секретариат и другие службы МТБЮ. Флоранс Артман, бывшая советником главного прокурора Карлы дель Понте по Балканам и ее пресс-секретарем, в своей книге «Мир и наказание. Тайные войны международной политики и справедливости» приводит многочисленные примеры влияния американских и британских спецслужб на работу всего Гаагского трибунала. Она указывает, что во второй половине 1994 года, когда „трибунал, наконец, начал работать“, в прокуратуру МТБЮ прибыли 22 функционера, снаряженные всем необходимым оборудованием, чтобы оказать ей помощь. Военные аналитики, юристы, а по сути агенты разведывательных структур, все время работали в трибунале, выполняя задачи, поставленные их правительствами.

4. Гаагским прокурорам прозападные силы в Белграде передали практически всю секретную документацию государственной безопасности, военной разведки и Верховного совета обороны Сербии. В то же время Гаагский трибунал не принял к рассмотрению ни преступления НАТО против сербского народа, ни большинство преступлений, совершенных против сербов в ходе этноконфессиональных войн на постюгославском пространстве.

5. Значительное число свидетелей обвинения были засекреченными. Их имена, лица и голоса (а порою и сами показания) неизвестны для публики. Официально это объясняется необходимостью «защиты» свидетелей. Однако возникает вопрос: защитой от кого? От Шешеля? Но он имена свидетелей знает. От его юридических помощников? Им имена также известны. От кого же тогда? Ответ ясен: от общественности. Ведь если свидетель скажет неправду, то обязательно найдутся реальные свидетели, которые заявят: этот человек лжёт, его там не было, всё было по-другому. Именно этого и боятся в Гаагском трибунале, засекречивая всех подряд.

6. Если внимательно ознакомиться с приговором Шешелю, можно ясно увидеть, что трибунал на самом деле волнует не столько раскрытие имён засекреченных свидетелей, сколько раскрытие совсем другой информации. Например, о том, что свидетеля DS-2 прокуратура МТБЮ пыталась заставить дать ложные показания против Шешеля, несмотря на то что он предупредил трибунал, что будет свидетелем защиты. Тем же угрозам подверглись и другие свидетели, в частности Н. Йович, Й. Гламошанин и ряд других. Таким образом, Шешель раскрыл не секретные имена, а тёмную сторону деятельности МТБЮ. В то же время за всю историю процесса Шешеля и даже за все время деятельности МТБЮ ни один свидетель, давший показания против обвиняемых-сербов, не пострадал. Ни один! При этом не только свидетели, но и судьи МТБЮ боятся албанских боевиков, тем более их главарей. Это признаёт в своей книге и бывший главный прокурор МТБЮ К. дель Понте, которая прямо писала, что албанских обвиняемых боятся даже судьи.

7. Шешель ожидал начала суда пять лет. Ни один обвиняемый МТБЮ не подвергался столь откровенному, вызывающему нарушению права на оперативное рассмотрение дела. Весь процесс длится уже девять лет. Такого срока нет ни в одном государстве. В.Шешель в своих обращениях к трибуналу показал, что Европейский Суд по правам человека неоднократно выносил решения, которые обязывают суд обеспечить оперативное рассмотрение дела. Если сравнить эти решения, то дело В.Шешеля станет наихудшим примером из всех. Однако трибунал не стал анализировать эти дела и лишь сделал из них общий вывод: «Практика Европейского Суда по правам человека чётко исходит из того, что нет никакого конкретного срока, превышение которого считалось бы несправедливым или неоправданной задержкой»…

8. Реальная сложность дела В.Шешеля состоит в том, что обвинение было выдвинуто прокуратурой МТБЮ по заказу бывшего премьер-министра Сербии З.Джинджича. Об этом прямо говорится в мемуарах Карлы дель Понте. Реальная сложность в том, что в течение пяти лет у прокуратуры не было никаких доказательств вины В.Шешеля, и результатом стали попытки заставить свидетелей дать ложные показания. В настоящее время идёт следствие в отношении ряда следователей МТБЮ за эти действия. Реальная «сложность» заключается в том, что все свидетели обвинения провалились. Наконец, реальная «сложность» состоит в том, что прямой отказ секретариата суда финансировать защиту Шешеля не даёт ему возможность представить свою защиту – случай даже для МТБЮ беспрецедентный.

9. Гаагский трибунал имеет прямую заинтересованность в срыве защиты В.Шешеля, ибо в случае её проведения станет ясно, что значительное число лиц из состава трибунала должны будут сами сесть на скамью подсудимых. Нечего и спрашивать, сможет ли трибунал обеспечить профессору В.Шешелю справедливый суд, ответ очевиден. Необходимо принять решение о прекращении дела В.Шешеля в МТБЮ и его немедленном освобождении…

И – главное на сегодняшний день. Секретариат трибунала упорно отказывается провести полноценное независимое медицинское обследование В.Шешеля. Председатель судебной палаты судья Жан-Клод Антонетти уже заявил, что действия секретаря МТБЮ могут привести к смерти В.Шешеля. Судья снял с себя всю ответственность за возможный трагический исход. Данное заявление слишком необычно, чтобы его игнорировать. В тюрьме Гаагского трибунала уже были убийства обвиняемых (М.Бабич, С.Милошевич), в том числе перед самым объявлением приговора (С.Докманович)…

По последней информации, вечером 18 января у В.Шешеля снова наступило резкое ухудшение состояния здоровья. У него наблюдались те же опасные симптомы, что привели его на грань клинической смерти 6 января: сильная тахикардия, аритмия, большое падение давления. Тогда, 6 января, ему были проведены реанимационные мероприятия, Шешель, по сведениям его друзей, находился в состоянии клинической смерти, он был буквально на волосок от смерти. Маленькая, но показательная деталь: когда его в бессознательном состоянии отвезли в Лейденскую больницу, то с дверей его следственного изолятора была оперативно убрана табличка с его именем (3). Результатом всей терапии стало установление 12 января нового водителя сердечного ритма. Уже 13 января он был помещен в «тюремную больницу» (в действительности это небольшое помещение, скорее, напоминающее медпункт). 16 января Шешеля переместили обратно в камеру следственного изолятора. Это не что иное, как беспрецедентно антигуманное обращение с тяжело больным человеком.

18 января В.Шешеля снова направили в больницу с обострением тех же заболеваний. При этом трибунал без зазрения совести извещает общественность, что Шешеля «лечат лучшие врачи, и ему оказывается наилучшая медицинская помощь». Более того, по версии трибунала, якобы бдительность работников трибунала позволила предотвратить трагедию: будто медсестра, делающая обход, обратила внимание на состояние Шешеля. Вызвала «скорую помощь», прибывшая на место бригада вызвала вторую, Шешель был отвезен в больницу, и там ему была оказана необходимая помощь. Как это расходится с действительной ситуацией: другой сербский заключенный увидел лежащего без сознания в луже крови (падая, он разбил себе голову) В.Шешеля и поднял тревогу…

О растерянности самого трибунала говорит тот факт, что он неожиданно сам в срочном порядке вызвал российского врача – пульмонолога Авдеева, осмотревшего Шешеля в марте 2011 г., причем доктор Авдеев, который прибыть в месячный срок в Гаагу не может, указал на необходимость осмотра Шешеля российским кардиологом. В подозрительное развитие событий вынуждена было вмешаться Судебная палата, которая предупредила Секретариат трибунала о том, что необходим и доклад, и серьезный медицинский осмотр В.Шешеля. Обратим на это внимание: даже Судебная палата многократно – с 2009 г. (!) требовала от Секретариата трибунала детального доклада об ухудшении здоровья В.Шешеля. Секретариат – вот тот орган, который даже в Гаагском трибунале, нормой работы которого являются фальсификация, давление и подкуп, а также «двойные стандарты», проводит угрожающую Шешелю политику по сокрытию данных, недопущению независимых врачей и проведению полного диагностического обследования В.Шешеля. Все достаточно просто: спонсоры и истинные «хозяева» трибунала, его политические заказчики в лице Секретариата трибунала располагают эффективным инструментом реализации своих задач. В целом деятельность Секретариата трибунала заслуживает отдельного расследования (4).

/ Фонд Стратегической Культуры /



Podelite ovaj članak
Reddit! Del.icio.us! Mixx! Free and Open Source Software News Google! Live! Facebook! StumbleUpon! TwitThis Joomla Free PHP