Joomla ServiceBest Web HostingWeb Hosting

Članovi : 46502
Sadržaj : 8326
Broj pregleda : 6263059
Ko je na sajtu?
Imamo 405 gosta na mreži

ГЕНЕРАЛ РАТКО МЛАДИЧ. МАТЕРИАЛЫ ЧАСТЬ / 1.


 28.05.2011. / Русский Образ /Cpбcka pу.

Биография, интервью, истории о нем, фото и видео материалы, суть обвинений Международного Трибунала по Бывшей Югославии в Гааге.

Содержание: - Биография

- Акция журнала "Русский Образ" в поддержку генерала Ратко Младича "Генерал, мы с тобой!" - 2006 год

- Доклад Ильи Горячева на конференции по Сребренице 4 октября 2008 года в Баня Луке (Республика Сербская) — «Военные приказы Радована Караджича и Ратко Младича в ходе военной операции в Сребренице в 1995 году»

- Механизм создания медиа-повода для обвинения сербской стороны в геноциде в ходе войны 1992-1995 года в Боснии
- Генерал Ратко Младич: "Я всегда действовал в интересах моего народа..." - предисловие Младена Кртолины
- "Борьба за существование" - Арнольд Шерман, «Вечерне новости», октябрь 1993 г.
- "Самолеты НАТО сбрасывают оружие и бензин мусульманам" - Хосе Мануэль Арриа, журнал «Камбио 16», Мадрид, ноябрь 1993 г.
- "Мы воюем, но мечтаем о мире" - Гаспари ди Склафани, журнал «Дженте», Милан, январь 1994 г.
- "Символ Сербского сопротивления" - Йован Янич, журнал «НИН», Белград, январь-февраль 1994 г.
- "Я защищаю для своего народа то, что нам досталось от предков" - Журнал «Шпигель», Гамбург, 7 ноября 1994 г.
- "НАТО рискует быть вовлеченным в еще более опасную войну" - Сергей Силоров, газета «Красная Звезда», Москва, 21 декабря 1994 г.
- "Нас ничто не остановит" - интервью итальянскому журналу «Иль Джорнале», Милан, июль 1995 г.
- "Мир необходим не только Сербскому народу..." - интервью для сербского журнала "Нин" 1996 г.
- "Мы отстаиваем честь, достоинство, веру и свободу" - Обращение на Видовдан 1995 г.
- "Традиции Сербского народа не позволили нам стать жертвой кнута и пряника" - (поздравительное послание генерал-полковника Ратко Младича Войску Республики Сербской по случаю празднования Видова дня, 1996 год)
- "Некоторые хотели бы взнуздать народы, используя армию" - обращение генерал-полковника Ратко Младича 1996 г.
- Вместо послесловия: Мы не выдадим Тебя, наш командующий! - 2000 год.

Биография

Ратко Мла́дич (серб. Ратко Младић; 12 марта 1942, село Божановичи, Независимое государство Хорватия) — генерал, начальник штаба Войска Республики Сербской (1992—1995).

В 1996 году Младич наряду с другими руководителями Республики Сербской был обвинён Гаагским Международным трибуналом в совершении военных преступлений и геноциде в связи с осадой Сараева и штурма анклава Сребреница.

Молодость и образование

Ратко Младич родился 12 марта 1943 года в селе Божановичи (Босния и Герцеговина), которое в то время входило в состав Независимого государства Хорватия. Его отец, командир партизанского отряда, погиб в бою с хорватскими усташами в 1945 году. Мать сама воспитывала дочь Милицу (1940 г.р.) и двух сыновей — Ратко и Миливоя (1944).

Перед самым рождением Ратко его мать и отец переболели тифом, да и он сам был очень болезненным ребенком. Жизнь ему спасли итальянские военные.

После школы Ратко Младич переезжает в Белград, где оканчивает Военно-индустриальное училище в Земуне. Позднее Младич заканчивает с отличием Военное училище сухопутных войск (1965) и Командно-штабную Академию (1978).

Военная карьера и Гаагский трибунал

Свою военную карьеру он начал 4 ноября 1965 года в Скопье в звании подпоручика и в должности командира стрелкового взвода. В дальнейшем занимал должности командира роты, батальона, бригады. С 1989 по 1991 год — начальник учебной подготовки Третьего военного округа.

В 1991 году — помощник командующего Приштинским корпусом (Косово). Вскоре после назначения, на фоне резко ухудшающейся обстановки в Хорватии и начавшихся боевых действий между хорватскими силами и частями югославской армии, был переведён в Книн (Хорватия) командующим 9 корпусом Югославской народной армии (ЮНА).

4 октября 1991 года Ратко Младичу присвоено внеочередное звание генерал-майора, а 24 апреля 1992 года — внеочередное звание генерал-лейтенанта (генерал-подполковника). 2 мая 1992 года, через месяц после провозглашения независимости Боснийской Республики, Младич по приказу из Белграда устанавливает транспортную блокаду столицы Боснии — города Сараево, одновременно отключив подачу воды и электроэнергии. Так началась четырёхлетняя осада Сараева.

9 мая 1992 года Младич был назначен начальником штаба и заместителем командующим Второго военного округа ЮНА в Сараево, а уже 10 мая стал командующим округом.

Лиляна Булатович в своей книге о генерале Младиче пишет о том, что прежде чем новые униформы и знаки отличия ясно разделили стороны, Младич переходил линию фронта в гражданской одежде, пользуясь документами хорватского офицера, часто вместе со Славко Лисицей. Славко Лисица вспоминал о Младиче:

Однажды мы были на Проклянском озере, напротив усташеских позиций. Он говорит: «Лийо, плавки у тебя есть?» Мне не купаться, а есть хотелось, а Младич бух в воду — час на спине, час другим стилем. Хватит, кричу Младичу, рядом усташи, могут нас увидеть и начнут стрелять… Позже я поверил в то, что у этого человека удалён страх. Позднее я просил его беречь себя, так как, если мы будем беречься, и Бог нас будет хранить…

12 мая 1992 года сербский парламент Боснии постановил создать Войско Республики Сербской на территории Боснии. Генерал Младич назначается начальником Главного штаба Войска Республики Сербской, занимая этот пост вплоть до декабря 1996 года. В мае 1992 года, после вывода сил ЮНА из Боснии, бывший Второй военный округ ЮНА становится ядром Войска Республики Сербской.

8 мая 1993 года генерал Ратко Младич согласился на размещение в анклаве Жепа контингента наблюдателей, полагая, что мусульманский гарнизон будет разоружён и Жепский анклав демилитаризован. В действительности, этого не произошло: Жепа, также как и остальные «зоны безопасности», осталась плацдармом, используемый мусульманами для вылазок и нападения на сербов.

Операция «Ступчаница 95». Освобождение Жепы

Сербские силы, постоянно стерегшие границы анклава, насчитывали 750 военнослужащих. Как только была освобождена Сребреница, большая часть группировки ВРС была оттуда повернута на Жепу. К началу операции «Ступчаница 95», сербские силы насчитывали 2000 человек. Ратко Младич, как и в Сребренице, осуществлял прямой надзор за осуществлением операции и лично контролировал, чтобы его солдаты не нарушали Женевскую конвенцию и другие нормы ведения войны, принятые в мире.

Положение мусульманских анклавов в Сребренице и Жепе по состоянию на 11 июля 1995 года: в Жепе базировалась 285-я Жепская бригада 28-й дивизии АРБиХ, под командованием полковника Авдо Палича — способного и харизматичного командира, которого очень любили бойцы. Его бригада насчитывала 1500 человек, вооружённых стрелковым оружием, несколькими миномётами и большим количеством боеприпасов.

13 июля штаб Дринского корпуса поставил мусульманам ультиматум: до 14:00 следующего дня — капитулировать. Так как ответа не последовало, ровно в 14:00 14 июля сербы начали осторожное наступление на анклав с южного направления.

Тем временем, правительственные войска Боснии и Герцеговины разоружили украинских военнослужащих в составе миротворческих сил ООН.

Сербы столкнулись с упорным сопротивлением бойцов 285-й бригады. Несмотря на обстрел из танков и артиллерии, к вечеру мусульмане по-прежнему удерживали свои позиции. Сербы приостановили атаки поздним вечером.

15 июля командованию Дринским корпусом пришлось вывести из операции большую часть 1-й Зворникской бригады и направить её против 28-й дивизии, пытавшуюся прорваться из Сребреницы в Тузлу, однако, оставшиеся сербские подразделения продолжали попытки прорвать оборону мусульман.

16 июля сербы перенесли направление главного удара на западное направление с продолжением второстепенных атак с севера. При поддержке артиллерии и одного танка, подразделения ВРС форсировали горную речку Риека и продвинулись на полкилометра в сторону Жепы. Теперь их главные части находились в 1,5 км от города. Руководство анклава объявило мобилизацию всех мужчин, способных носить оружие. Так же исламисты продолжили захват наблюдательных пунктов ООН, которые, как и в Сребренице, были выстроены на ключевых позициях фронта. По данным министра обороны Украины, за последние дни военнослужащие украинских миротворческих сил были вынуждены оставить 5 бронетранспортёров, при этом 2 из них были приведены в негодность, 4 крупнокалиберных пулемёта, 2 снайперские винтовки, 3 ручных пулемёта, 9 автоматов и около 15 тысяч патронов.

17-18 июля сербы продолжали артиллерийский обстрел и попытки прорвать оборону 285-й бригады. Делалось это весьма осторожно, во избежание больших потерь среди личного состава. Группировка ВРС была усиленна батальоном 1-й Братуначской легкопехотной бригады.

18 июля мусульмане захватили базу украинских миротворцев, заявив, что в случае прорыва сербов в Жепу «голубые каски» будут использоваться в качестве «живого щита». Неожиданное публичное заявление Алии Изетбеговича, что правительство Боснии готово обсудить с сербами условия эвакуации мусульман Жепы, внесло замешательство в ряды защитников анклава. В последующие два дня переговоры действительно были проведены. Сербы предлагали, как и в случае со Сребреницей, эвакуировать автобусами всех мирных жителей. Мужчины от 18 до 55 лет брались в плен. Гражданские представители Жепы подписали соглашение, однако командование 285-й бригады его отвергло.

Утром 20 июля генерал Младич потребовал от мусульман капитулировать до 19:00. Когда и этот ультиматум не был принят, сербы продолжили артобстрел и наступление на анклав.

24 июля сербы захватили сёла Рибоч и Вратар, к югу от Жепы. На следующий день
командование 285-й бригады приняло решение сложить оружие. Вечером 25 июля 150 раненых мусульманских солдат, под конвоем ООН были пропущены сербами в Сараево. На следующий день, тысячи мирных жителей и беженцев-мусульман, как ранее в Сребренице, были на 60 автобусах под охраной ООН доставлены в Кладань. Однако в отношении статуса бойцов 285-й бригады какое-то время сохранялась неясность. Мусульмане настаивали на сдаче оружия миротворцам ООН и препровождения их под конвоем «голубых касок» на территорию, контролируемую АРБиХ. Сербы требовали безоговорочной капитуляции и дальнейшего размена на военнопленных сербов. Переговоры зашли в тупик.

27 или 29 июля произошло событие, в котором до сих пор остается много неясности — перед началом продолжения переговоров, полковник Авдо Палич был убит или пропал без вести. После этого заместители полковника подписали капитуляцию на условиях сербов. 1500 военнослужащих 285-й бригады АРБиХ были доставлены на территорию Сербии и через некоторое время обменены на сербских военнопленных.

24 июня 1994 года Младич становится генерал-полковником. В его подчинении находится до 80 тыс. военнослужащих.

Армия боснийских сербов под командованием генерала Младича напала на Сребреницу 6 июля 1995 года и полностью заняла город через пять дней — 11 июля. До 19 июля, по данным МТБЮ, она истребила порядка восьми тысяч мусульман мужского пола (таковы данные МТБЮ, но до сегодняшнего дня найдено около двух тысяч трупов — приблизительно такие же потери были в рядах сербов). Среди них были как жители Сребреницы, так и жители соседних мусульманских территорий, надеявшиеся найти в Сребренице защиту. Около 30 тысяч женщин и детей были депортированы из города.

4 августа 1995 года, в день начала массированного наступления хорватской армии на удерживаемые сербами территории в Хорватии, Радован Караджич объявил о том, что берёт на себя руководство армией боснийских сербов и о смещении Младича с должности главнокомандующего. Караджич обвинил Младича в потере двух важнейших для сербов городов западной Боснии, которые были незадолго до того взяты хорватами, что вскоре привело к стремительному краху РСК. Однако популярность Младича, отказавшегося выполнять этот приказ, в среде сербских военных, вынудила Караджича уже через неделю отменить его.

Международный Трибунал по Бывшей Югославии (МТБЮ) 25 июля 1995 года выдвинул первые обвинения против Младича по 16 пунктам, из них одно по статье «геноцид» и три — за «преступления против человечности». Эти самые тяжкие статьи касались в том числе блокады Сараево, в результате которой погибло до 10 тысяч жителей города. Сербские снайперы под командованием Младича обстреливали всё, что движется, в мусульманско-хорватской части Сараево, что привело к многочисленным жертвам среди мирного населения.

Ещё одно обвинение по 20 пунктам относилось к событиям в мусульманском анклаве Сребреница, и было выдвинуто 16 ноября 1995 года.

Под нажимом международной общественности, то есть, американских и западно-европейских СМИ, а также Гаагского трибунала, 8 ноября 1996 года указом президента Республики Сербской Биляны Плавшич генерал Ратко Младич был снят с должностей командующего Главным штабом ВРС и начальника Генерального штаба. Вскоре он был уволен.

Официально его военная карьера в ВРС завершилась в середине 1997 года, в то время как все военные до увольнения оставались офицерами Югославии до 28 февраля 2002 года. Иначе говоря, Белград не утвердил этот указ Биляны Плавшич, то есть Младич в отношении его персонального военного дела находился в списке, служил в Войсках Югославии на неизвестной должности и указом президента Сербии и Черногории Воислава Коштуницы не был уволен.

Под нажимом западных стран и по требованию Гаагского трибунала его уволили перед ноябрём 2005 года, лишив его законного конституционного права. Всё его недвижимое имущество заморожено согласно Закону о замораживании имущества гаагских беглецов, принятого парламентом Сербии и Черногории от 7 апреля 2006 года.

Сам Младич до 2002 года не скрывался, его часто могли видеть на стадионах во время футбольных матчей. О Гаагском трибунале он говорил, что это судилище создано для того, чтобы свалить всю вину за кровопролития на Балканах на сербов. Младич сказал даже, что в Гаагу он явится сразу после того, как туда «приедут добровольно те генералы, которые воевали во Вьетнаме, бомбили Югославию».

Частная жизнь

Жена — Босо, в девичестве Йедич, родом из Герцеговины. Они познакомилась, когда Младич служил в Македонии, где они и венчались летом 1966 года.

Сын Дарко имеет супругу Билану, которая 2 марта 2006 года родила в клинике Народного Фронта (Белград) мальчика, которому дали имя Стефан, вероятно в часть Святого Стефана, защитника Республики Сербской.

Родители его живут в белградском поселке Баново Брдо.

24 марта 1994 года при невыясненных обстоятельствах погибла 23-летняя дочь Младича Анна, студентка медицинского института.

11 марта 2009 года в Союзе Писателей РФ прошла церемония вручения премии "Имперская Культура" Ратко Младичу, которую за него получил его сын

Акция журнала "Русский Образ" в поддержку генерала Ратко Младича - "Генерал, мы с тобой!".

Митинг 25 марта 2006 г. в Москве.
Обращение к Сербскому народу:

Братья!

Многие годы мы видим, как героически сражается Cербский народ за святое право жить на своей земле по заветам отцов и заповедям Божьим. Для нас Сараево, Вуковар, Краина, Косово стали символом несгибаемой стойкости и верности своему народу, своей вере, своей Родине. Когда на вашу долю выпадали тяжкие испытания, кто-то из нас был слишком юн, кто-то уже очень стар, кто-то сражался вместе с вами плечом к плечу. Но все мы радовались вашим победам, всем нам было больно от ваших поражений. Ибо мы понимали, что сербы своей кровью и страданиями защищают всех нас, всех славян, всех православных.

И мы всегда гордились тем, что наши сербские братья, способны сохранять мужество и достоинство в самые трагические моменты своей борьбы. Мы гордились тем, что враги оказались бессильны сломить серба в честном бою и даже подло убитый, он погибал непобежденным. Мы гордились тем, что преданный иудами, оказавшийся в тюремных застенках серб, готов держать ответ не перед палачами и оккупантами, а только перед Богом и своим народом, как Слободан Милошевич. Какое право имеет т.н. "Гаагский Трибунал" обвинять и судить сербов? Кто выбрал этот трибунал? Какой народ? Каким волеизъявлением? Он так же легитимен как и любая группа террористов, самовольно выносящая приговор невинным гражданам.

Сейчас враги жадно смотрят на еще одного героя земли сербской - на Ратко Младича. Враги снова врут, обещают, запугивают. Но что их угрозы и посулы для того, кто живет по совести, кто помнит о своем долге, кто любит свою Родину? Мы знаем, что власть может предать народ, страну и память предков. Но мы свято верим, что Сербия останется верной своему герою, зная, что генерал Ратко Младич до своего последнего вздоха верен Сербии.

C вером у Бога
Слобода или Смрт!

Обращение подписали следующие организации:

- Партия национального возрождения "Народная Воля"
- Движение Против Нелегальной Иммиграции
- Депутат ГД РФ от фракции ЛДПР Курьянович Н.В.
- Казачья Войсковая Православная Миссия Федерации Союза Казаков
- Региональная общественная организация "Увековечивание памяти участников ижевско-воткинского восстания "Ижевский Завод" (г. Ижевск)
- Общественное движение "Национальный Альянс" (г. Тольятти)
- Журнал "Српска.ру"
- "Кольцо патриотических ресурсов"
- Cайт "Единая Русь"
- Союз Верных Казаков
- ЗУБР (За Украину, Белоруссию, Россию)
- Русское Движение Украины
- Союз Русского Народа "Святая Русь", (Крым)
- Молодежное объединение "Прорыв" (Крым)
- Сербско-Русское Братство "МОСТ" (СРБ "МОСТ"), Баня Лука, РС БиХ.
- Латвийская Национал-Демократическая Партия
- Русский национальный союз "Родина"
- Латвийская ассоциация русской молодежи - ЛАРМ
- Прибалтийский казачий круг
- Латвийская белорусско-украинская ассоциация
- Республиканское Славянское движение "ЛАД"
- Slovenska Pospolitost

Доклад Ильи Горячева на конференции по Сребренице 4 октября 2008 года в Баня Луке (Республика Сербская) — «Военные приказы Радована Караджича и Ратко Младича в ходе военной операции в Сребренице в 1995 году»:

Существует большой корпус источников — документов сербского руководства в ходе занятия Сребреницы в июле 1995 года, который опровергает утверждения Гаагского трибунала, о целенаправленном истреблении мирного населения в Сребренице.

Анализ источников:

— Телеграмма генерала Здравко Толимира от 9 июля 1995 года (Караджичу и командованию Дринского корпуса) где генерал несколько раз упоминает приказ президента уважать международное право, придерживаться женевской конвенции и обеспечивать безопасность мирных жителей

— Решение президента Караджича от 11 июля 1995 года — в день взятия Сребреницы — о назначении Гражданского комиссара в общину «Сербская Сребреница». — этот документ говорит о том, что президент Караджич сразу же озаботился защитой гражданского населения и судьбой взятых в плен солдат АрБиХ, с которыми приказал обращаться как с военнопленными. Также это Решение подтвердило что всем жителям Сребреницы вне зависимости от национальности будет обеспечиваться безопасность личности и собственности, а также свобода перемещения включая и свободную возможность покинуть Сребреницу.

— Приказ президента Караджича от 11 июля 1995 года для МВД РС

В тот же день, когда был назначен гражданский комиссар, Караджич приказал МВД со всеми военнопленными обращаться в соотв. с Женевской конвенцией о военнопленных, особо подчеркнув необходимость уважать международное гуманитарное право, особое внимание МВД приказывалось обратить на обеспечение безопасности гражданских лиц.

наиболее важным документом, опровергающим обвинения Гаагского трибунала является

— Декларация от 17 июля гражданских властей анклава Сребреница в связи с реализацией договора об эвакуации гражданского населения из анклава — подписана Мирославом Дероничем (назначен 11 июля гражданским комиссаром), Несиб Манджич — шеф мусульманской делегации на переговорах, в качестве свидетеля командант Голландского батальона УНПРОФОР. Этот документ свидетельствует о корректном отношении к мирным жителям, гражданским предоставили полную свободу действий — остаться в Сребренице или же выехать на территории контролируемые мусульманами. Те кто принял решение покинуть Сребреницу были доставлены в мусульманскую общину Кладань силами ВРС и МВД РС — надзор за эвакуацией осуществлял УНПРОФОР — этой декларацией миротворцы и мусульмане признали, что эвакуация прошла без единого инцидента с соблюдением международного военного права и женевской конвенции. Иными словами в этом случае вообще не может быть речи ни об этнических чистках, а уж тем более о геноциде, нежели о последовательном уважении воли и свободы выбора гражданского населения.

— 22 июля приказ президента Караджича о запрете вывоза каких бы то ни было материальных ценностей. Ответственность возложил на Генштаб, МВД и военное командование общиной Сребреница. Это говорит о том, что ситуация была все ещё тяжелая и президент держал её под пристальным вниманием, и постоянно напоминал о необходимости соблюдать права гражданского населения.

Подведем итоги. Количество погибших в Сребренице завышено. Часть тел, выдаваемых за убитых мусульман это убитые мусульманскими подразделениями, а конкретно 28 дивизией АрБиХ под командованием Насера Орича, жители сербских сел, часть погибшие солдаты АрБиХ прорывавшиеся через сербские позиции в Тузлу. Часть — прямые фальсификации — так 914 лиц, входящие в список якобы погибших в Сребренице, участвовали в выборах 1996 года. И ещё какая-то часть — единичные проявления военных преступлений — расстрелянные мусульманские военнопленные. Как раз этот факт можно квалифицировать как «военное преступление», но никак не геноцид, вдобавок ещё лишь предстоит определить реальную численность этих расстрелянных мусульманских военных. При этом, анализ военных приказов Караджича/Младича и вообще документации ВРС говорит о том, что приказа расстреливать мусульманских военнопленных не было, наоборот, все документы свидетельствуют об обратном — о стремлении максимально быстро навести порядок в захваченной Сребренице, нормализовать мирную жизнь и обеспечить безопасность как жителей. так и военнопленных.

Мусульманский депутат от Сребреницы — Хакия Мехольич в статье в журнале СЛОБОДНА БОСНА (выпуск 6) утверждал что осенью 1993 года Алия Изетбегович рассказывал ему и ещё 9 человекам все из которых живы, что весной 1993 года Билл Клинтон предлагал пустить сербов в Сребреницу для того чтобы потом инсценировать этнические чистки это было бы использовано НАТО как повод чтобы вмешаться в боевые действия на стороне мусульман. На истинность этого заявления указывает также и то, что в апреле 1993 года Французский МИД выпустило заявление что сербы уже вошли в Сребреницу и творят геноцид мирного населения. В медиа остались следы этой французской дезинформации. Однако, ВРС не поддалось в тот момент на провокацию и в Сребреницу не вошло.

Таким образом, можно говорить что Сребреница была включена в общий план кампании по очернению сербов в глазах мирового сообщества, наравне с провокациями Маркале-1 и 2.

Отдельно следует сказать о роли посла США Циммермана в начале войны. Приведу цитату из интервью Радована Караджича:

Когда уже в середине марта 1992 года все три стороны приняли итоги Лиссабонской конференции, именно тогда посол США Циммерман и проявил себя, начав подталкивать мусульманскую сторону выйти из соглашения. Сегодняшнее положение идентично тому, что было закреплено в Лиссабоне, но, к сожалению, было достигнуто ценой трёх с половиной лет войны, сотнями тысяч убитых, изгнанных, потерянных, оставленных без крова людей. Война не была необходима. Её можно было избежать. Результаты Лиссабонского и Дейтеновского соглашений аналогичны, а трагедия ― ужасна, потери ― невосполнимы. Кто-то должен заплатить за это преступление против мира.

Журнал «Интервью», Белград, 15 марта 1996 г.

Таким образом, Сребреница стала завершающим актом в процессе демонизации Сербов, после историй Маркале-1 и Маркале-2. Однако, внимательный анализ позволяет установить, что в Сребренице не было фактов геноцида, в котором обвиняет сербскую сторону и её представителей Гаагский трибунал. Конечно, факты военных преступлений имели место, однако сербское руководство и доктор Радован Караджич лично сделали все возможное для соблюдения Женевской конвенции, международного права и обеспечения безопасности гражданских лиц.

Механизм создания медиа-повода для обвинения сербской стороны в геноциде в ходе войны 1992 — 1995 года в Боснии

Принятие решения т.н. международным сообществом в союзе с боснийскими мусульманами Алии Изетбеговича о назначении сербов «геноцидным» народом по окончании войны — ориентировочно 1992 год.
Далее:
- Выбор мусульманского анклава Сребреница точкой.
- Объявление Сребреницы демилитаризованной зоной.
- Размещение в «демилитаризованной» Сребренице 28 дивизии АрБиХ под командованием Насера Орича, перед которой ставится задача регулярно осуществлять максимально жестокие вылазки за пределы демилитаризованной зоны (которая к тому же хорошо укреплена — что делает невозможным её взятие — выбить мусульман с ходу невозможно, а затяжные бои в-де-юре демилитаризованной зоне, где к тому же находятся голландские военные из UNPROFOR ещё более невозможны по политическим причинам).
- Весна 1993 года. Фальш-старт со Сребреницей — pr-операция почти начата — Клинтон дает отмашку Изетбеговичу, французский МИД даже успевает запустить информацию в медиа. Однако, отчего то дается отбой. А осенью 1993 года Изетбегович публично, в присутствии 10 человек рассказывает о весенней истории, история становится достоянием части общественности.


ГЕНЕРАЛ РАДКО МЛАДИЧ: «Я ВСЕГДА ДЕЙСТВОВАЛ В ИНТЕРЕСАХ МОЕГО НАРОДА…»

Предисловие

Для большинства сербов генерал Ратко Младич давно стал легендарной фигурой, встав в один ряд со своими славными предшественниками — сербскими воеводами Путником и Мишичем. Младич ни разу не дал повода усомниться в своих моральных качествах — он всегда был вместе со своими солдатами, а когда ситуация становилась критической, он брал в руки оружие и сражался вместе с ними на передовой. Именно за это его уважает и любит сербский народ и сербская армия. Именно Младич является архитектором всех побед сербского оружия в минувшей войне 1991-1995 годов — операции «Коридор», освобождения земель Посавины, территорий Влашича и Купреса, взятия Сребреницы, успехов Книнского корпуса, деблокирования горных районов Игмана и Белашницы. На поле боя генерал Младич — бесстрашный человек и непобедимый солдат. Он словно лучится решительной и бескомпромиссной правотой, которую лучше всего передают его высказывания, эхо которых ещё долго слышится во всём мире: «Я не поехал воевать во Вьетнам, а нахожусь у себя дома, чтобы защитить свой народ!».

Генерал Ратко Младич родился в 1943 году в селе Божиновичи вблизи местечка Калиновик. Спустя два года его отец, командир небольшого партизанского отряда, погиб в бою с хорватскими фашистами-усташами. Повзрослев, Ратко решил стать военным, закончил военно-техническую школу «Телеоптика», после этого — Академию Сухопутных войск, где стал одним из лучших слушателей 18-го выпуска. Ему довелось командовать батальоном ЮНА в Куманово (Македония), бригадой в Штипе (Сербия), а распад СФРЮ он встретил в должности помощника командира Приштинского корпуса ЮНА в крае Косово. Вскоре его переводят в Книн (Хорватия) и доверяют командование дислоцированным там корпусом ЮНА. Вскоре о нём заговорили: он прославился тем, что провёл ряд дерзких и смелых операций по деблокированию армейских казарм, взятых в западню хорватскими националистами в различных гарнизонах на территории Далмации. Смелость и решительность книнского комкора стала раздражать генералов ЮНА, сидящих в Белграде. Его дерзость и готовность рисковать шли вразрез с нерешительной тактикой «шаг вперёд и два назад», которую исповедовал и всемерно проводил в жизнь коммунистический генералитет трещавшей по всем швам СФРЮ.

А в мае 1992 года, когда война в бывшей Югославии шла уже второй год, находившийся в Баня Луке Младич получает новое назначение — он становится начальником Главного штаба Войска Республики Сербской в Боснии и Герцеговины. Свою стратегию этот военачальник сформулировал коротко и ясно: «Во время войны я предпочитаю наступать. У меня такой склад ума и характера, а для нашей армии это — оптимальный вариант». У генерала есть много достоинств, но одно из них превосходит все остальные — он никогда не бросает своих солдат на линии фронта, и в случае необходимости всегда готов взять автомат и воевать в одном окопе с ними. А сербский солдат с давних времён любит и уважает только таких, не прячущихся за его спиной, офицеров. Из-за гуманного и человечного отношения к неприятельским солдатам (общеизвестно, что в 1993 году именно Младич приказал пропустить через боевые порядки сербской армии тысячи хорватских военных и гражданских лиц, в панике отступавших из Травника и Вареша под натиском мусульманских войск), как впрочем, и из-за военных побед, генерал обвинён в военных преступлениях и объявлен в розыск. Но сам он убеждён в своей правоте: «Защищать свой народ — это не преступление. Для меня это — первейшая и святая обязанность».

Младен Кртолина

БОРЬБА ЗА СУЩЕСТВОВАНИЕ

У него лицо добродушного священника, но глаза орла. В интервью журналу «Тайм» на вопрос о своих действиях в случае нападения на него союзнических сил НАТО он весело ответил: «Если они меня будут бомбить, я подвергну бомбардировке Лондон и Вашингтон». Впрочем, сам он отказывается стрелять, объясняя: «Моё занятие руководить людьми, а не убивать их». Пятидесятилетний генерал Ратко Младич говорит, что он обычный, простой человек:

— У меня никогда не было стремления возвыситься над народом. Всё исходит и происходит из народа — и доброе и плохое. И я один из таких.

Этот высокого роста армейский офицер, профессионал своего дела, родился 12 марта 1943 года в селе Калиновик в юго-восточной Боснии. Двумя годами позже его отец был убит в стычке с усташами. Младич получил звание генерала югославской армии 19 октября 1991 года. Он был одним из четверых военных, получивших звания за боевые заслуги. Со смущенным видом он признаётся, что иногда ощущает груз своих пятидесяти лет.

— Молодёжь ведёт борьбу не на жизнь, а на смерть. В ней столько энергии и пламенного патриотизма, что её ничто не может остановить. Угнаться за ними нелегко. Но, ещё много лет назад я понял, что если человек отдаёт всего себя тому, во что верит, то его не коснется старость. Так я думаю и о себе, даже когда у меня иногда болят кости.

Генерал подчеркнул, что его воинами являются все мужчины Республики Сербской — без разницы, носят ли они оружие или униформу. Правдивость его заявления была очевидна.

Мужчины делят время между обычной работой и солдатским ремеслом. В случае необходимости они мгновенно появляются с оружием там, где возникла опасность. Они знают, кто может возвращаться домой, а кто останется на боевых позициях, когда стихнет первоначальная тревога. В мирной жизни они обычные соседи и друзья, в войне — товарищи по оружию. Это армия граждан, которые не нуждаются в инъекциях патриотизма. Они в дословном смысле ведут борьбу за свои дома, за своё имущество, за свои семьи, за свою жизнь...

— Вы должны понять суть этого конфликта. На нас напали наши соседи, люди, с которыми мы жили бок о бок всю жизнь. Забудьте всю клевету, распространяемую журналистами. Они примчатся и умчатся и не имеют ни малейшего понятия о наших землях. Это война соседей и бывших друзей, которые, однажды, «проснувшись поутру» начали убивать друг друга.

Смесью ностальгии и ярости наполнены слова Младича, когда он говорит о Югославии:

— Никто не может поставить себе в заслугу создание новой Югославии, т.к. история показала, что в обоих случаях прежде всего приносились в жертву сербы. В 1918 году был убит каждый третий серб, погибло 56 % мужского населения. А потом во Второй мировой войне было уничтожено 11 % населения, свыше 90 % которого составляли сербы.

Начиная с Тито и далее, сербы были гражданами второго сорта в своей собственной стране. Власть над нами прибрали к рукам мусульмане и хорваты, т.к. именно этого и хотел сам Тито. Для достижения своих целей он использовал коммунистическую партию. Только посмотрите, как обстояли дела с властью в стране до её раздела. Анте Маркович, премьер-министр, был хорват. Министр иностранных дел — хорват. Глава коммунистической партии и большинство людей, которых он назначал на высшие руководящие посты, — хорваты. Ответственный за национальную безопасность — хорват. Командующий Военно-воздушными силами – хорват.

Но вопреки всему этому мы и тогда были готовы продолжать жить в единой Югославии. Это недостаток нашей натуры. Мы всё прощаем слишком быстро. Во время Второй мировой войны сербы держали большое число немецких дивизий на Балканах, их цифра колеблется между 16 и 30. Судя по исследованию американского Центрального разведывательного управления, 78 тысяч сербов были убиты во время войны немцами, 28 тысяч — итальянцами, а 750 тысяч — хорватами и мусульманами. Акции усташей заставляли столбенеть даже немцев. Речь шла не о простых убийствах, а об убийствах, отличавшихся крайним садизмом. Усташи соревновались в том, кто может больше убить сербов самым изощрённым методом.

Тито все эти преступления попытался скрыть. Конечно, ведь он и сам был хорват. Нам не позволялось даже испытывать чувство национального стыда, национального унижения, мучительной боли. Тито защищал усташей на протяжении всей своей жизни. За бойню сербов он наградил боснийских мусульман — они получили статус нации. И всё же, вопреки всему этому, он убедил нас пожертвовать нашей Родиной во имя Югославии. В переписи населения, проводившейся в 1960 году, я написал, что по национальности я югослав. И я не испытываю чувства гордости за это своё решение. Моё единственное оправдание — я был молод...

И в этом разговоре, как и во всём другом, что я наблюдал в Пале, доминировала неформальная атмосфера. Во время моей беседы с генералом приходили и уходили офицеры, проявляя любопытство при виде американца, который периодически живёт и в Израиле, и в Греции.

— Вначале я не хотел верить тому, что хорваты и мусульмане в очередной раз служат орудием Германии. Мало ли что говорил или делал Тито… Мусульмане никогда не были нацией, а тот единственный, кто дал хорватам право на своё государство был Адольф Гитлер. Что же касается Франьо Туджмана, он, я верю, закончит тем, что займётся уничтожением собственного народа.

Я вижу, как в этой части мира появляется и формируется весьма сложная геополитическая ситуация и, как обычно, ключевая фигура здесь — Германия. Мир внезапно перепуган. Он видит ту страшную новую силу, которая подымается вновь, и не знает как её остановить. Конечно, Америка здесь во многом виновата. Америка дала возможность ещё раз провести воссоединение Германии и создала условия для всего того, что произошло. Для Америки после краха Советского Союза контрсилой становится Европейское сообщество, которое в случае действительного объединения Европы стало бы самой мощной политической и экономической силой в мире. Америка была готова отдать Европу Германии, чтобы, в свою очередь, взять контроль над миром. Но американцы плохие историки. Германия никогда не согласится в чём бы то ни было стать второй. Немцы народ агрессивный, немилосердный. Сколько ещё войн должно пройти, чтобы это понять?

И пока между Европой и Америкой длится это политическое «перетягивание каната», Балканы остаются и останутся впредь жертвой той самой игры. А мусульмане, тем временем, вновь двинутся на Север...

Поскольку мы затронули тему Ислама, меня заинтересовала роль исламских добровольцев-моджахедов в войне. Младич подтвердил, что в Боснии находятся несколько тысяч мусульманских добровольцев, добавив, что в Турции, Иране, Саудовской Аравии и Пакистане находятся секретные центры по их обучению, и что Турция ведёт двуличную игру на Балканах.

В Хорватии, судя по словам генерала, было 13 000 наемников. Эти так называемые «добровольцы» прибыли из Германии, Канады, Аргентины, Венесуэлы, Великобритании, Судана и Бразилии. Их начальная плата колебалась в пределах от трёх до пяти тысяч марок в месяц, потом была снижена на десять процентов. По оценке Младича, даже после снижения суммы, в Албании, Болгарии и Румынии оставалось достаточно много потенциальных наёмников, ожидавших новых контрактов...

— Республика Сербская не рассчитывает на добровольцев. Она в них не нуждается. Мой народ имеет богатое боевое прошлое. У него глубоко в крови укоренён дух свободы. За всё то, во что мы верим, мы готовы терпеть, страдать и, если нужно, умирать. Наша история нас закалила как сталь.

Когда речь зашла об оружии, в голосе генерала Ратко Младича я заметил некоторую горечь.

— Югославия занимала шестое место в мире по производству оружия. Мы делали всё. Но четыре пятых всех заводов по выпуску вооружения находились вне сербской территории. В Боснии почти все важнейшие производства попали в лапы мусульман. В бывшей Югославии большинство новых военных заводов находилось в руках Хорватии и Словении. Туджман и Изетбегович громко кричали, что югославская армия большую часть своего оружия оставила Сербии, но никто не слышал от них ни слова о том, что самые важные оружейные производства находятся в их руках.

По традиции уже стольких генералов — от Александера до Уингейта — Младич всё больше смотрит на свою жизнь и отведённую ему роль в ней с философской точки зрения.

— В 1991 году один парень получил тяжёлое ранение встав между мною и брошенной гранатой. Я был потрясён… Нет, не близостью смерти, а готовностью кого-то другого умереть за меня. Долгое время я чувствовал себя неспособным, недостаточно зрелым, чтобы понять происшедшее. А потом, однажды, понял, что всё это весьма просто. Каждый человек имеет две матери — ту, которая его родила, и Родину. Всё зависит от обеих матерей. Мир попытался отнять у меня одну из них, уничтожая мою страну, но здесь он ничего не добьётся. Из пепла старой Югославии поднялась Республика Сербская. Никто у меня не отнимет эту мать.

За 27 лет, проведенных в армии, Младич прошёл все ступени служебной лестницы.

— Будучи сербом, я выполнял самую грязную работу, то же самое можно сказать о моих сербских коллегах. В определённой степени это было хорошо. Мы закалились, стали сильнее и сноровистее. Предосторожности в этнических делах вели к тому, что старая югославская армия была помойной ямой интриг. Она была неэффективна уже потому, что человек в ней оценивался не по своим способностям, а по этнической принадлежности. В стране все военные училища были размещены в Хорватии. Исключением являлось военное училище в Сербии, в городе Нише, которое предназначалось для подготовки служебных собак…

Младич замолчал. Мы пару раз подняли рюмки. В его глазах я увидел боль, пока он готовился продолжать.

— Трагедия сербского народа в том, что есть сербы, которые борются и умирают ежедневно, а есть сербы, отстраненно наблюдающие за всем этим. Я глубоко сочувствую своим братьям, которые подвергнуты международной блокаде и терпят лишения вследствие введённых санкций. Это преступление, которое против них было совершено лицемерным международным сообществом. Но я также не могу простить моим братьям их индифферентности к кровавой войне, захватившей всех нас.

В июне 1992 года гибли боснийские сербы. Более сотни сёл полыхало на нашем берегу Дрины, теперь они больше не существуют: Ратковичи, Факовичи, Скелани… Женщины и дети убиты, стариков и старух живьём бросали в бушевавший огонь, сжигавший их дома. Для успешного руководства боевыми действиями я облетал вертолётом поля жестоких сражений. Даже мои ко всему привыкшие глаза не могли поверить тому, как всё внизу было страшно. А потом, ненароком, я посмотрел на другой берег Дрины (её ширина здесь всего сто метров) и увидел моих соплеменников-сербов, играющих в футбол. Болельщики шумели и кричали, подбадривая свои команды. Стояли парни, обнимая своих девушек. Тогда я почти был готов нарушить свой обет не браться за оружие против своих. Если бы имел бомбы, сбросил бы на них. В отчаянии я понял, что у нас, сербов, нет национальной программы, мы недостаточно объединены. Шестьсот лет мы боролись против турок, потом два раза против немцев, но никогда наши сердца не слились в одно...

Мы не можем проиграть войну, т.к. это означало бы наше исчезновение, смерть. Имею я право иметь свою землю? Чем я отличаюсь от француза или жителя Уэльса, грека, итальянца? Я не хочу лишать мусульман чего-либо. Пусть владеют своей землёй. Но, я хочу, чтобы и меня оставили в покое. Я припёрт к стенке, я не боюсь бороться за то, во что верю. Если я проиграю эту войну, то я потеряю всё.

Кто решает о праве иметь свое государство или не иметь? Международное сообщество? Но по какому праву кто-то другой принимает решение о моей судьбе, выносит приговор?… Чтобы немцы за меня говорили, хочу ли я жить или умереть? Дважды они уже попытались. Не удалось…

Генерал Младич в молодости был одарённым поэтом, что характерно для многих представителей его народа. Годы военной службы явно не стерли его талант.

— Я счастливый человек. Думаю, что самое святое на земле — это женщина. У меня есть мать, сестра, жена и дочка. И что одинаково важно, у меня есть Родина. Я вложил всё, что имел, и всё, о чём мечтал, в мою родную землю. Нет в мире той силы, которая может уничтожить Республику Сербскую...

Той ночью заснуть было нелегко. Было слишком холодно, а я был совсем неподготовлен к такой температуре в начале июля. Играло свою роль и возбуждение, вызванное планируемой на следующий день поездкой в Грабовицу.

Но той ночью мои мысли были сосредоточены на Америке. Неделей раньше я провёл два часа в интересном разговоре с доктором Миланом Булаичем, международным экспертом по вопросам военных преступлений, свыше десяти лет проработавшим на дипломатической службе в США. Он мне сказал, что Америка и Сербия были давними близкими союзницами, если вести отсчёт от их двустороннего договора 1881 года, дополнительные соглашения к которому были подписаны Сербией в 1901 году, а Черногорией в 1905 году. Америка была первой страной, официально признавшей Югославию, когда она возникла в 1918 году на пожарищах Первой мировой войны. В течение 112 лет дружбы между Югославией и США между ними не было ни одного акта вражды.

Сила впечатления, произведённого на меня генералом Младичем, была такова, что в размышлениях об Америке и об интервью с доктором Булаичем я провёл целые часы перед своим приземлением в Сараево. В сербской горячности генерала было что-то американское.

Действительно ли Соединенные Штаты Америки, поддерживая ту самую Германию, с которой уже дважды скрещивались мечи на протяжении одного столетия, руководствовались собственными интересами, жертвуя Югославией, сначала преданной, а затем разорванной на части? Было много преступлений, счёт которых идёт на тысячи. Но ни сербы, ни боснийцы не являются в этом монополистами, что подтверждает наличие документов и свидетельств с обеих сторон. Изнасилования, убийства, грабежи нельзя отнести только на счёт христиан или мусульман. Невинных тут нет.

Теперь о проблеме коммунизма. За всё время моих личных встреч, в период увиденного и пережитого мною я не встретил ни одного серба, который бы мне сказал: «Я был коммунистом и горжусь этим». Почему же Америка до сих пор этого не поняла? Генерал Младич привержен демократическим идеалам гораздо больше, чем таковым является канцлер Гельмут Коль...

Этой ночью я плохо спал, т.к. весь был полон желания сказать Биллу Клинтону: «Вглядитесь ещё раз в историю, прежде чем компрометировать Америку. Не дайте обмануть веру в Любовь. Не отбрасывайте проверенных на протяжении свыше ста лет дружбы, выбора и уважения всего своего народа».

И тогда, наконец, я заснул, но всё же это нельзя было назвать хорошим сном...

Арнольд Шерман, «Вечерние новости», октябрь 1993 г.

САМОЛЕТЫ НАТО СБРАСЫВАЮТ ОРУЖИЕ И БЕНЗИН МУСУЛЬМАНАМ

Бывший генерал ЮНА, а теперь Главнокомандующий армией боснийских сербов, пятидесятилетний Ратко Младич — харизматическая личность для своих соплеменников и ненавистная фигура для хорватов и мусульман.

Он из тех, кто ничего не забывает, и у него есть ещё много противников, с которыми не сведены счеты...

«Наши сегодняшние враги были врагами наших отцов и дедов», — подчеркивает генерал Младич, имея в виду Первую и Вторую мировые войны. Он подразумевает здесь хорватов, мусульман... и немцев. По его мнению, неоспорима та огромная ответственность, которую несёт немецкое правительство за всё то, что случилось в бывшей Югославии. Он также думает о том, что мусульмане не подпишутся под международным мирным планом, т.к. они являются всего лишь «орудием в руках своих господ».

— Какие страны Вы имеете в виду, когда произносите слово «господа»?

— Немецкий блок, руководимый Германией, и исламский блок под началом Турции. Немцы хотят достичь Востока, а турки осуществить прорыв в Западную Европу. Изетбегович, будучи исламским фундаменталистом, верил, что нашёл средний путь и может совместить интересы обоих сторон в Боснии. Всё зло для сербов, как и в минувшем, связано с Германией. После объединения Германии у её лидеров, использовавших разногласия между США и Европой, разыгрались аппетиты.

— В чем Вы видите выход из войны в Боснии?

—Это мирный путь решения. Международное сообщество должно остановить убийства и прекратить страдания всех народов на Балканах, а не только в Боснии. Впрочем, они должны учитывать и свои ошибки, т.к. получившая международное признание страна, одна из основателей ООН, не может таким образом распасться. Парадоксально, что сербы, которые составляли 50 % населения Югославии, как будто не существуют — их нет в документах и они не имеют собственного государства. Словенцы, которых гораздо меньше, нежели сербов в Боснии, первый раз в истории получили свою государственность. Первый раз с того времени, как существует само слово государство, сербы не имеют своего государства.

— Вы, следовательно, как минимум выступаете за этнические государства, а как максимум — за Великую Сербию, т.е. «все сербы в едином государстве»?

— Мы не хотим создания этнического государства. В Сербии мирно живут тысячи мусульман и хорватов. Разве не выглядит логичным желание всех сербов жить вместе? Мы не виноваты в том негативном мнении, которое сложилось в мире о сербах. В этом представлении виноваты некоторые европейские демократические государства, которые через СМИ решили уничтожить нашу страну. ТВ-сеть, Си-эн-эн ищут темы, интересующие американцев. Разве убийства сомалийцев или то, что делает Ельцин, — демократия? Впрочем, мы должен признать, что Си-эн-эн корректнее, нежели некоторые другие европейские ТВ-станции.

— Какие военные операции планируете этой зимой?

— Думаю, что они завершены. Это касается войны, которая была нам навязана. С первых дней мы хотели мира, потому что защищали наши семьи, детей и страну. Между тем, хорваты и мусульмане хотели войны.

— Почему они желали войны?

— Хорваты стремились создать «Великую Хорватию», до Дрины. Они обманули мусульман: обещали им мусульманское государство в Боснии при условии, если те сотрут в порошок сербов. Это абсурд. Но в результате того, что они не могут выбросить нас ни из Краины, ни из Боснии и Герцеговины, междоусобная война продолжается. В настоящее время в Боснии и Герцеговине находится 90 000 хорватских солдат.

— В чем заключаются интересы мусульман?

— Алия Изетбегович, будучи твердолобым фундаменталистом, не придал значения одному важному обстоятельству: мусульманам с европейскими привычками невозможно навязать Коран. Босния это не Иран, а Сараево — не Тегеран.

— Вы победили вследствие того, что имели лучшее оружие?

— Частично. У нас было собственное вооружение. Что же касается мусульман и хорватов, то они, несмотря на эмбарго на поставку оружия, получали его из Австрии, Германии, Турции, Аргентины, Чехословакии и других государств.

— Куда это оружие доставлялось?

— До столкновения хорватов с мусульманами оружие прибывало через Риеку, Плочу, Сплит и Шибеник. Приходило также через Словению и Венгрию. Даже глава словенского правительства был замешан в этом деле.

— Комиссия американского Сената подготовила доклад о том, что Хорватия занимается контрабандой ядерных материалов.

— Это огромная опасность для всего мира. Хорватия создала целую сеть для контрабанды ядерных материалов из республик бывшего Советского Союза. Последний из промежуточных пунктов — Турция. Впрочем, часть этих материалов остаётся в исламском мире.

— Это происходило двумя годами раньше, судя по докладу.

— Уверяю вас, что эта контрабанда ядерных материалов продолжается и сегодня. Исследовательский институт «Руджер Бошкович» в Загребе обладает сырьём для производства собственной бомбы. Они располагают необходимыми научно-техническими средствами и работают над этим на полную мощность.

— Не преувеличиваете ли Вы роль немцев и турок в этом столкновении?

— Они хотят обновить немецкий фашизм, т.к. верят, что должны владеть Европой. Для осуществления этого им необходимо уничтожить сербов, ибо мы находимся в центре Европы. Уверяю вас, что война на Балканах опасна и для Скандинавского, и для Иберийского полуостровов.

— А турки?

— Фундаментализм достиг Парижа. На юге Испании, у самых ворот Европы, находится 150 миллионов мусульман, которые не могут прокормиться у себя дома и вынуждены расширять свой ареал. В последующие 50 лет численность мусульман возрастёт втрое. Через Дарданеллы, юг Болгарии, Албанию и Боснию с Герцеговиной они осуществят прорыв в Западную Европу. Этот вход они зовут «зелёным трансверсалом» («зетра»). На зимних Олимпийских играх 1984 года в Сараево они и определили этот зелёный транспуть. Только сейчас, спустя 8 лет, мы узнали, что означает слово «зетра».

— Удовлетворены ли Вы ролью, которую играют миротворческие подразделения ООН?

— Миротворческие части ООН по своей сути являются хорватскими и мусульманскими тыловыми силами. Кроме того, они занимаются предоставлением услуг такси для Иззетбеговича и Туджмана.

— Это весьма острое обвинение, генерал. У Вас есть доказательства?

— На недавнее заседание боснийского правительства в Сараево мусульмане прибыли из семи различных анклавов благодаря тому, что миротворческие силы ООН обеспечили им перелёт на своих вертолётах. Кроме того, откуда у наших противников берётся горючее, вооружение? В Сараево нет военных заводов, но полным-полно немецкого, австрийского, аргентинского или южноафриканского военного снаряжения. Через международные организации и даже миротворческие силы ООН мусульмане постоянно получают оружие и снаряжение.

— Можете ли Вы доказать то, о чём говорите?

— Это мы уже доказали в прошлом году, когда раскрыли контрабанду оружия, которой занимался французский батальон. Скажу вам ещё нечто: некоторые организации, в их числе и миротворческие силы ООН, передают тайком немецкие марки мусульманам в Жепе, Горажде и Сараево.

— Разве международные силы не являются нейтральными?

— Откуда тогда в Боснию по прошествии полутора лет войны продолжает поступать оружие и горючее? Самолеты НАТО сбрасывают оружие и бензин.

— Вы уверены в этом?

— Мы захватили ракетные лазерные прицелы «Милан» и «Фагот», а также другое снаряжение. Всё это мы показали представителям зарубежных средств массовой информации, но они ничего не напечатали.

— Почему мусульмане из Бихача отделились от мусульман из Сараево?

— Абдич не фундаменталист. Он разумный человек, который понял, что они должны жить в мире с сербами. Если бы спросили его мнение, войны не было бы. Что касается меня, я не имею ничего против того, чтобы Бихач стал государством.

Продолжение следует...


 


Podelite ovaj članak
Reddit! Del.icio.us! Mixx! Free and Open Source Software News Google! Live! Facebook! StumbleUpon! TwitThis Joomla Free PHP