Joomla ServiceBest Web HostingWeb Hosting

Članovi : 46626
Sadržaj : 8326
Broj pregleda : 6263773
Ko je na sajtu?
Imamo 112 gosta na mreži

ТРУДНОЕ РЕШЕНИЕ О НАТО


23.3.2011. / Данас/ИноСМИ
Александр Фатич
директор Центра по изучению проблем безопасности, Белград

Посол России в Сербии Владимир Конузин заявил, что предстоящий визит премьер-министра Владимира Путина в Белград имеет прежде всего экономическую направленность. Любой такой акцент в нынешних обстоятельствах, сложившихся в международной политике, и при таком раскладе геостратегических сил в Европе автоматически подразумевает энергетическую составляющую и вопросы энергетики как ключевые. Есть основания в ходе визита уделить больше всего внимания теме энергетической стратегии России по отношению к Сербии, которая является частью нового консолидированного геостратегического подхода России к Европе.

Российские компании являются владельцами обеих крупных нефтяных компаний в Сербии, которые уже контролируют рынок нефтепродуктов в этой стране. Одним из ключевых аспектов энергетической стратегии России по отношению к Сербии является запланированное строительство газопровода «Южный поток» через Сербию, с ответвлением, которое через Республику Сербскую идет к Федерации Боснии и Герцеговины.

Прогнозируется, что «Южный поток» будет запущен к 2015 году, а годовая мощность транспортировки будет 63 миллиарда кубометров газа, что составляет 35% от общего объема российского экспорта газа в Европу. Учитывая, что импортированный газ из России составляет около 23-40% от общего объема потребления европейских стран, становится ясно, что «Южный поток» стратегически важен не только для России, но и для всех стран, через которые он проходит. Газопровод должен пройти по дну Черного моря до Болгарии, откуда он раздваивается на ветки, одна из которых пройдет через Грецию к Италии, а другая соединит Сербию, Хорватию, Словению, Венгрию и Австрию. В свете проекта «Южный поток» важным является факт существования документа МИД России, который называется «Программа эффективного применения внешней политики в долгосрочной перспективе развития России», опубликованный в 2010 году российским изданием журнала Newsweek и хорватским Jutarnji list. В этом документе излагается план строительства нефтепровода «Дружба Адрия» протяженностью 3200 километров, и мощностью от 5 до 15 миллионов тонн нефти ежегодно с тремя этапами постепенной активации. Согласно опубликованной информации, нефтепровод должен был начаться в российском городе Самара и пройти через Беларусию, Украину, Словакию и Венгрию до Омишля на хорватском острове Крк. Со строительством «Южного потока» и «Дружбы Адрия» страны НАТО в регионе и Сербия оказались бы в газовой зависимости от России.

Сербская политика в отношении Москвы весьма прагматична, основанна главным образом на крайней необходимости удержать дипломатическое спонсорство России в вопросе независимости Косова. У Сербии есть основания опасаться, что процесс расщепления бывшей Югославии, который длится вот уже два десятилетия, может продолжиться вследствие предстоящей внутренней децентрализации самой Сербии. Особенно это касается больших амбиций известных политиков в южном регионе Санджак и Рашка, и в северо-западной провинции Воеводина, где пытаются выпячивать и институционализировать их самобытность, государственные и квазигосударственные атрибуты и политику. Такая политика официально соответствует принципам европейского регионализма, но в то же время, естественно, вызывает у Белграда страх длительной и настойчивой государственной дезинтеграции. Таким образом, сербским властям очень важно, что Москва выступает против формирования новых государств на Балканах.

В дополнение к конкретной политической зависимости, вместе с которой идут экономическая и энергетическая (во время последнего визита президента Медведева среди других видов помощи договорились о помощи России бюджету Сербии), Сербия зависит от России и в плане идентичности. Коллективная идентичность в бывшей Югославии пережила ряд перепетий, большая часть из которых травмировала сербскую коллективную идентичность. Сегодня, после всех правительственных пертрубаций, Сербия - самая многонациональная из балканских стран со значительной частью мусульманского населения, которое политически активно и имеет тесные семейные, религиозные и политические связи с государственным большинством в соседней Боснии и Герцеговине.

Мусульмане ищут нового утверждения своей самобытности посредством политических проектов в Сербии, автором этих инициатив выступает главный муфтий Санджака Муамер Зукорлич, который является объектом постоянной критики СМИ в Белграде. В то же время, внутреннее политическое и культурное разделение сербской общественности на так называемые «две Сербии» - одну авторитарную, склонную к сохранению государства ценой диктатуры, которая, по мнению критиков, поддерживает режим Слободана Милошевича и его политику, а вторую демократическую и европейскую, - не только не исчезает, но и усугубляется дискуссиями об изменениях в Конституции Сербии, о будущем Косово и, наконец, о возможном членстве Сербии в НАТО. Одна часть консервативной общественности все чаще находится на антиевропейских и анти-натовских позициях, ссылаясь на патриотизм, а другая, близкая к нынешней власти, боится быть слишком открытой в своей про-натовской позиции, чтобы не быть обвиненной в государственной измене.

Объективно говоря, у Сербии, учитывая ее региональное положение, небольшой выбор относительно возможного вступления в НАТО. Албания, Болгария, Хорватия и Словения уже являются членами НАТО, а Босния и Македония в процессе присоединения. Это означает, что Сербия является единственным потенциальным стратегическим союзником России в ее сопротивлении против дальнейшего расширения НАТО. Все страны региона поставили членство в ЕС на первое место наиболее важных приоритетов внешней политики, которая согласуется с транс-атлантической ориентацией внешней политики.

Таким образом, Сербия, из-за специфичной внутриполитической ситуации, несколько выделяется на фоне остальных стран региона, особенно в плане отношений с НАТО. Такое отступление от политики других стран обосновано тем, что в 1999 году Сербия пережила бомбардировки НАТО, а страны-члены Альянса признали независимость Косова, так что Сербия сталкивается с противоречивыми факторами принятия решения по НАТО. Из-за всего этого Сербия будет вынуждена принимать решение о членстве в НАТО на нескольких уровнях.

Сербской общественности был бы полезен независимый анализ стратегических возможностей в отношении перспективы членства в НАТО. Для Сербии это вопрос не простой, но в окружении стран-членов НАТО фактор давления решить эту дилемму является неизбежным.

 



Podelite ovaj članak
Reddit! Del.icio.us! Mixx! Free and Open Source Software News Google! Live! Facebook! StumbleUpon! TwitThis Joomla Free PHP